Z

X
Аукцион 89
Лоты 529, 530, 531

«Без различия званий и положений»

Старые пожелтевшие бумаги с гербовыми печатями — давно потерявшие силу свидетельства о пожаловании и праве ношения медали «В память 300-летия царствования дома Романовых». «Выдано статскому советнику, помощнику управляющего Московской таможней…», «счетоводу сборов Московско-Курской, Нижегородской и Муромской железных дорог…», «генерал-лейтенанту, командующему 7-ой пехотной дивизией…», «рядовому 18-го гусарского Нежинского полка…», «начальнику Главного управления Генерального штаба…», «служащему в канцелярии Российского общества Красного Креста…».

Наградная медаль в память 300-летия царствования Дома Романовых. Санкт-Петербургский монетный двор.

Эта медаль, без преувеличения, уравняла все сословия и чины Российской империи. Об учреждении награды было объявлено 21 февраля 1913 года, в день празднования юбилея, когда Николай II высочайшим манифестом признал: «Много упорного и честного труда вложено в дело устроения государства преданными нам служилыми людьми, без различия званий и положений». Право на медаль получили все причастные к государственной, придворной, военной, церковной, земской, городской и волостной службе — от юнкеров и школьных учителей до членов Государственного Совета, а также Георгиевские кавалеры и отставные чины, сохранившие право носить мундир. Не забыли и тех, кто не состоял на службе, но «принимал видное участие» в подготовке торжеств.

Проект медали подготовил старший медальер Санкт-Петербургского монетного двора Антон Васютинский, автор лицевых штемпелей золотых и серебряных монет Николая II и нескольких памятных и наградных медалей. Созданный им двойной портрет — правящий император и основатель династии плечом к плечу, друг за другом — отобразил идеологию празднования: пережив безначалие и смуту, одолев иноземных недругов, русский народ соборной волей избрал на царство Михаила Романова; «с той поры и доселе Десница Божия охраняла и возвеличивала нашу Державу». Поскольку прижизненного портрета Михаила Федоровича не сохранилось, медальер, вероятно, использовал один из тех, что создавались в XIX веке по словесным описаниям царя. Судя по рисунку медали, Васютинский выбирал портрет, имевший сходство с обликом Николая II, или же сам придал внешней близости образам самодержцев.

Юбилейная медаль жаловалась — иными словами, изготовлялась за казенный счет — нижним чинам армии, флота, пограничной стражи, полиции, жандармерии, конвойных команд и тюремной стражи, юнкерам, пажам, «а равно представителям от сельского населения, привлеченным к участию в юбилейных торжествах в Высочайшем присутствии». Лицам, поименованным в других пунктах положения о медали, выдавалось свидетельство на право ношения награды. Саму медаль они могли приобрести на столичном монетном дворе или сделать заказ частной мастерской.

Санкт-Петербургский монетный двор за целый год не смог обеспечить медалями всех награждаемых. К лету 1914 года там изготовили немногим более миллиона медалей, хотя заказов было получено еще почти на миллион. Хотя награду полагалось чеканить из светлой бронзы, частные мастерские предлагали медали из бронзы, меди или серебра с позолотой. Нередки были случаи, когда офицер-дворянин приобретал простую бронзовую медаль, а служащий-разночинец — позолоченную.

Наградная медаль в память 300-летия царствования Дома Романовых.
Неизвестная мастерская (вверху) и фабрика Д.Л.Кучкина (внизу).

Медалей частной чеканки известно около 40 разновидностей. Некоторые отличаются по рисунку от официальной версии: например, царь Михаил Федорович изображен с равноконечным наперсным крестом поверх барм, а Николай II — с орденским крестом на груди. Вероятно, это знак ордена св. Владимира 4 степени, полученный Николаем II за выслугу лет в офицерских чинах. По традиции, наследник престола при крещении становился кавалером всех российских орденов, кроме орденов св. Владимира и св. Георгия — наград за отличия на поприще государственной и военной службы. Фотопортрет государя в форме лейб-гвардии 4-го стрелкового полка, шефом которого он стал по восшествии на престол, и с единственной наградой — знаком ордена св. Владимира — был известен и популярен так же, как портрет в парадном гусарском мундире со всеми орденами. Первый из них и был использован Васютинским в работе над проектом медали.

Помимо наградных медалей, Санкт-Петербургский монетный двор отчеканил свыше 1,4 млн рублевиков с тем же двойным портретом на аверсе (тираж был беспрецедентным для памятных монет — коронационных рублей Николая II, например, выпустили всего 191 тысячу) и некоторое количество настольных серебряных медалей. Штемпели для последних резались по модели молодого скульптора Михаила Керзина, одного из самых талантливых выпускников Императорской Академии художеств. На одной стороне своей медали Керзин искусно изобразил сцену избрания боярина Михаила на царство, на другой — повторил композицию Васютинского. Современники вспоминали, что Керзин стремился «постигнуть совершенства в форме», вероятно, потому самодержцы у него вышли более «живыми», характерными и… непохожими. Михаила Федоровича он явно лепил с портрета из «Царского Титулярника» 1672 года — старейшего изображения первого из Романовых.

Юбилейный рубль 1913 г. и памятная медаль.

Частные мастерские наготовили для празднующих всевозможные памятные жетоны, в том числе медалевидной формы. Грех было упускать момент — торжеств, подобных по размаху, в России, пожалуй, никогда и не было. 21 февраля 1913 года во всех российских храмах служили благодарственные молебны, в Санкт-Петербурге, Москве и губернских столицах прошли войсковые парады и дворянские балы, торжественные обеды и народные гуляния. Николай II пожелал посетить вместе с августейшей семьей места событий, связанных с воцарением Михаила Романова. В мае месяце он побывал во Владимире, Суздале, Нижнем Новгороде, Костроме, Ярославле, Ростове, Переславле и Москве — каждый раз его приезд становился местным праздником. В первопрестольной депутация от московских крестьян поднесла императору хлеб и соль, а губернский предводитель дворянства — приветственную грамоту от дворянства всероссийского.

Жетоны в память 300-летия царствования Дома Романовых.Частные мастерские.

В честь юбилея милостью императора давали амнистию заключенным, снимали долги по налогам, назначали пособия нуждающимся. Было даже дозволено вернуться в Россию политэмигрантам-литераторам. «Благоговейная память да объединит вокруг престола нашего всех верных подданных для новых трудов и подвигов на славу и благоденствие России», — надеялся Николай II, утверждая праздничный манифест. Слова остались словами. Революция и гражданская война развела «верных подданных», награжденных медалями в 1913 году, по разные стороны: кто примкнул к красным, кто к белым, кто подался в «зеленые». Генерал-майор Бонч-Бруевич, перешедший к большевикам, на склоне лет отметил в мемуарах: «За год до первой мировой войны в России с огромной помпой было отпраздновано трехсотлетие дома Романовых. Через четыре года династия полетела в уготованную ей пропасть...».


Оцените заметку

Средняя оценка (19)

тэги: аукционы, история, памятные медали, русские монеты