Z

X
Аукцион 75
Лот 70

Звезда Эмира

В процессе атрибуции лотов аукциона часто находятся интересные дополнительные материалы. К сожалению, формат печатного каталога накладывает строгие ограничения на объем информации. Так произошло и с лотом 139 на 66-м аукционе. Мы посчитали возможным публиковать подобные материалы на нашем сайте.

Бухара под русским протекторатом
Из книги И.Г.Спасского «Иностранные и русские ордена до 1917 года».
Л: Издательство Государственного Эрмитажа, 1963, с. 131-134,186

В Бухарском эмирате, находившемся после мирного договора 1868 г. и трактата 1873 г. под протекторатом России, к началу XIX в. было три ордена. Сведения относительно времени их учреждения разноречивы и не всегда заслуживают доверия.

На всех известных нам бухарских орденских знаках и медалях имеются даты, которые, по-видимому, иногда и вводили в заблуждение, так как по традиции, хорошо известной на Ближнем Востоке, в Бухаре в некоторых случаях прибегали к датировке по началу правления эмира. Именно так следует объяснить явно ошибочное утверждение о том, что первый бухарский орден — орден Благородной Бухары (нишони бухорои шариф) появился еще в 1860 г. Это 1277 г. хиджры, когда эмиром стал Музаф-фар-ад-дин. Отношения эмирата с Россией в то время носили далеко не дружественный характер; между тем даже само название ордена лишено какой бы то ни было политической, или религиозной — что в условиях Средней Азии того времени одно и то же — направленности. В действительности, учреждение этой небывалой награды состоялось только в 1881 г., т.е. в конце правления Музаффара, под влиянием складывавшихся новых отношений с Россией и даже в честь Александра II — в последние месяцы его жизни. «Белый царь» первым получил орден и успел ответить пожалованием эмиру ордена Анны 1-й степени.1

В 1882 г. первый бухарский орден, по-видимому, уже имели некоторые офицеры бухарской армии,2 но от сколько-нибудь широких пожалований его русским эмир в начале воздерживался, опасаясь фанатизма своего духовенства. На редких знаках, выдававшихся при Музаффар-ад-дине, вполне мог стоять 1277 г. хиджры.

В отношении гражданского населения в эмирате и в дальнейшем в полной силе оставалось традиционное пожалование халатами, а уже при эмире Абдалахаде, занявшем престол в 1885 г. (1303 г. хиджры), главным назначением орденов стало служить подношениями представителям русской администрации. Принимать бухарские ордена русским подданным не возбранялось, но ношение их до 1893 г. было запрещено — кроме тех случаев, когда награжденному предстояла встреча с эмиром или его представителями.

Орден Благородной Бухары, упоминаемый в литературе чаще всего как «звезда» или даже как «орден Восходящей звезды Бухары», получил некоторую известность только в 1893 г., когда во время почти трехмесячного путешествия в Петербург и обратно Абдалахада им было роздано более полутораста орденов, вручавшихся самым различным лицам — от членов императорской фамилии, до корреспондентов газет, или даже устроителя персональной бани для эмира в Москве. В путевом дневнике эмира (на персидском языке)3 его орден звездою ни разу не назван, хотя этот термин и был известен эмиру, а постоянно именуется только «нишони», т.е. «знак», «орден» Благородной Бухары. Записи дневника показывают, что у эмира имелись знаки только одного ордена, который делился на 8 степеней: 3 — серебряных, 3 — золотых и 2 — наивысших класса того же ордена — золотой с алмазами и золотой с бриллиантами. Форму своих знаков (по крайней мере первых шести степеней) орден позаимствовал от русской орденской звезды Станислава или Анны. Именно поэтому знак не получил ленту: ведь русские носили свои звезды прямо на груди, а не на ленте! Некоторое влияние при этом мог оказать и персидский орден Льва и Солнца, поскольку известно, что в Бухару этот орден как награда для офицеров эмирской армии проникал. Различие между знаком и звездой в нем основательно сглажено.

В Эрмитаже имеется золотой знак в виде восьмиконечной лучистой звезды, снабженной на оборотной стороне булавкой. На довольно широком плоском эмалевом медальоне в центре находится изображение полумесяца рогами вверх на голубом фоне, а вокруг по синей эмали золотом выполнена по-персидски надпись «награда столицы Благородной Бухары 1317» («нишони дор-ус-салтане бухорои шериф 1317»), т.е. 1899—1900 гг. Вероятно, это вторая степень золотого знака (рис. 3, 1). В Историческом музее имеются с такими же точно сине-голубыми медальонами и с булавками две серебряных звезды, причем одна из них сделана с использованием русской звезды (Станислава или Анны); вторая целиком бухарской работы и крупнее первой и описанной выше золотой (рис. 3, 2). Вероятно, это вторая и первая степени серебряного знака; но дата на этот раз «1303», т.е. год начала правления Абдалахада (медальон второго знака выполнен очень несовершенно).

Рис. 1. Бухарский эмир Музаффар
(1886—1910). Фотография ГИМ.

Близкая по содержанию надпись «государство Благородной Бухары 1303 г.» находится на золотом прорезном знаке гораздо более сложной формы, украшенном алмазами и снабженном широкой брошью для ленты. Алмазы находятся на броши (как у русских бриллиантовых знаков) и, в виде составленной из 8 камней розетки, в центре знака на треугольнике красной эмали, который наложен на синее кольцо; на нижней части последнего находится надпись, а обрамление знака составляют листики зеленой и красной эмали (рис. 3, 3). Можно было бы предположить, что это и есть алмазный знак, не раз упоминавшийся в дневнике. Однако ввиду наличия на знаке скобы возможно и иное предположение — что эта разновидность знака создана уже после возвращения Абдалахада домой в дополнение к уже имевшемуся знаку в виде звезды, который тем самым и переводился на положение орденской звезды. В Петербурге и Москве эмир научился лучше разбираться в русских орденах, насмотревшись на них и получив бриллиантовые знаки ордена Александра Невского, что подробно отметил в своем дневнике, не забыв упомянуть и ленту (по-русски, в персидской транскрипции). В то же время, записывая о выдачах своего ордена с алмазами или бриллиантами, он ни разу не упомянул ни о звезде, ни о ленте. Таким образом, возможно, что учрежденный в 1881 г. Музаффар-ад-дином орден после 1893 г. реорганизован Абдалахадом и получил основной знак и ленту, цвет которой указан быть не может.

В литературе 1303 г. хиджры считается датой учреждения второго и более высокого ордена Короны государства Бухары (нишони тоджи бухорои дор-ус-салтанат), но отмеченные выше особенности дневника эмира заставляют признать, что какого-либо второго ордена даже в 1893 г. еще не было; следовательно, 1885— 1886 г. как дата учреждения отпадает. В списках орденов «Готского альманаха» Бухара впервые упомянута только в 1897 г. с единственным, не названным по имени, орденом (трех классов, золото и серебро), учрежденным, «как говорят», в 1893 г. Начиная с 1900 г. фигурируют уже все бухарские ордена и в их числе «Звезда Бухары», с явно неверной датой учреждения 1860 г. и орден Короны — 1886 г. Последняя дата несомненно подсказана эпиграфикой знаков. Орден Короны был учрежден уже по всем правилам, т.е. с орденской звездой, знаком и красной лентой, которая повторяет цвет ленты ордена Александра Невского.

Рис. 2. Бухарский эмир и его свита в Москве в 1896 г. Фотография ГИМ.

В Эрмитаже имеется снабженная булавкой большая золотая звезда ромбической формы, украшенная четырьмя крупными и тремя малыми алмазами (рис. 3, 4) и такой же формы прорезной знак с ушком (брошь для ленты, по-видимому, не сохранилась). На знаке крестообразно расположены 16 алмазов, заключенных по четыре в особые накладные обоймы (рис. 3, 5). На звезде и на знаке находятся совершенно одинаковые медальоны голубой эмали с красным ободком, на которых выполнена надпись «знак Короны государства благородной Бухары 1303» (нишони тоджи бухорои шариф дор-ус-салтанат). Снова повторяется дата 1303, указывая лишь на то, что знаки изготовлены в правление Абдалахад-хана; ее имеют три из четырех бухарских орденов собрания Эрмитажа и оба знака Исторического музея. Эта же дата стоит на медалях (тоже покрывавшихся эмалью), с надписью «за усердие и заслуги»: в Эрмитаже имеется золотая, в Историческом музее — серебряная и бронзовая (рис. 3, 6—8). Во время своего путешествия эмир раздавал их в большом количестве дворцовой прислуге, низшим служащим на пароходе и железной дороге и т. д. Только на золотой «звезде» Эрмитажа дата, быть может, вполне точна, так как она не соответствует началу какого-либо правления.

На всех орденах крупные и мелкие алмазы либо сочетаются с грошовыми стеклами, либо даже полностью заменены ими.

Учреждение более высокого ордена вторым указывает на своего рода «девальвацию» в наградном деле эмирата. Точно так же положение самого высокого ордена, предназначенного исключительно для награждения наиболее высокопоставленных русских, получил орден Солнце Александра (искандер-салис), учрежденный в 1898 г. в память Александра III. Он получил синюю ленту, подобную ленте Белого орла. Его знаки нам неизвестны. Возможно, что звезда находится на правой стороне груди эмира — на прилагаемой его фотографии (рис. 1). Второй знак верхнего ряда формой самой звезды подобен эрмитажной звезде ордена Короны, но накладная часть существенно отличается. Третья звезда — Благородной Бухары. Во втором ряду две звезды справа, кажется, русские, а первая оставляет в недоумении.

Бухарские медали, благодаря общности техники изготовления, тесно примыкают к орденам. Историческому музею принадлежит восьмиугольная медная заготовка под эмаль с тою же надписью, что и на всех упомянутых выше медалях. В сохранившейся при ней старой записке сказано, что медаль предназначалась для русских унтер-офицеров. В Эрмитаже имеется серебряная медаль грушевидной формы с надписью по синей и сиреневой эмали «память о войне преданным рабам. Благородная Бухара. 1334» (1915-1916 г.). Она относится к правлению эмира Алима и датирована по событию, а не по началу правления.

Рис.3. 1 — орден Благородной Бухары, золотой; 2 - такой же орден низшей степени, серебряный (ГИМ); 3 — золотой знак того же ордена (?); 4-5 — орден Короны государства Бухары; 6-8 — медали За усердие и заслуги (6 — золотая; 7-8 — серебряная и бронзовая, из собрания ГИМ).

 

1 В. В. Крестовский. В гостях у эмира Бухарского. СПб., 1887, стр. 96, примеч. 2, с. 169, 114; Д. Н. Логофет. Бухарское ханство под русским протекторатом. СПб., 1911,. с. 258, 259.

2 В. В. Крестовский, ук. соч., с. 114.

3 Точный перевод дневника его светлости эмира Бухарского. Перевод И. Гаспринского. Казань, 1894 (с персидским текстом).

 

Фотография Куш-Бегги, министра внутренних дел (Бухара, после 1905 г. Фотограф С.М. Прокудин-Горский. Библиотека конгресса США).

 

Выдержки из дневника Сейид Абд ал-Ахад Бахадур-хана, эмира бухарского, за 1893 г.
(«Точный перевод дневника его светлости эмира Бухарского».
Перевод И. Гаспринского. Казань: Типо-литографiя Императорскаго Университета, 1894)

...написав благодарственное письмо генерал-маиору Федорову, отправили его ему вместе с пожалованным ему нами орденом Бухарской золотой звезды 1-й степени. В тоже время пожаловали мы орден Бухарской звезды 2-й степени подполковнику Калетину, а другим 6 особам сопровождавшим наш поезд пожаловали золотые и серебряные звезды разных степеней; тогда же нами были пожалованы Бухарские ордена некоторым штаб и обер-офицерам представленным нам в Асхабаде. О высылке этих орденов чрез г-на Клема к другу нашему генералу Куропаткину для передачи по назначению, было нами послано члену учрежденного нами совета, уполномоченному нашему наместнику Джан-Мирза бий Перванечию подлежащее приказание (Джан-Мирза бий Перванечи за несколько лет пред сим был в Петербурге, имел счастие представиться Его Императорскому Величеству и получить высокие царские награды). Затем пароходу дан был ход и в продолжении 2? часов с помощью другого парохода общества «Кавказ и Меркурий» мы благополучно миновали мелководие. После этого капитан вспомогательного парохода общества «Кавказ и Меркурий» пожелал вернуться обратно и мы, пожаловав ему орден Бухарской звезды серебряной 3-й степени, простились с ним...

 

...12 Джемадиэл-сани, в субботу, по распоряжению статского советника Федорова, все наши вещи были перенесены из парохода в вагоны. Затем, пожаловав губернатору Рогге, полковнику Путята ордена Бухарской звезды золотой 1-й степени, хозяину дома Хасан-беку таковой 3-й степени, а также 4 другим лицам золотой и серебряной разных степеней, в половине 3-го дня, в сопровождении названного губернатора и многих других лиц, выехали мы из дома Хасан бека и при звуке музыки, игравшей Бухарский марш, прибыли на вокзал железной дороги, где была многочисленная публика обоего пола, приветливо глядевшая на нашу процессию...

 

...Проехав улицы, полные народом обоего пола этой очаровательной столицы Кавказа, мы наконец прибыли в приготовленное для нас помещение в губернаторском доме и после небольшого отдыха приняли приветствовавших нас от имени г. Главноначальствующего генерала Шереметьева двух сановников – одного генерала и одного полковника – и в это же время были обрадованы полученною из Бухары о благополучии нашего Государства, телеграммою. Затем в 2 часа пополудни сделали мы визит главноначальствующему генералу Шереметьеву, которому при этом пожаловали орден наш, украшенный алмазами, а потом поехали к губернатору Тифлиса. По возвращении приняли мы посетившего нас генерала Шереметьева. Генерал этот, приветствуя нас с приездом, поднес нам в подарок два ящика с золотыми и серебряными вещами. День этот прошел для нас самым приятным образом...

 

..Затем в 8 часов вечера в сопровождении упомянутого Тифлисского коменданта, генерал-лейтенанта Эрнста отправились мы в театр, который был полон зрителями обоего пола. Там же был и генерал Шереметьев, с которым в виду назначенного на следующей день отъезда вашего из Тифлиса, мы простились, поблагодарив его за радушие и внимание. По окончании представления, которое также было в 4-х действиях, в 11 часов вернулись мы в наш Кош-хане т.е. в отведенное помещение и сделав надлежащее распоряжение о раздаче 32 орденов восходящей звезды, золотых и серебряных, разных степеней, пожалованных в Тифлисе некоторым русским чиновникам и офицерам, [16] смотря по чину и служебному их положению, остальную часть ночи провели мы в покое...

 

...На другой день 17 Джемадиэл-сани, осмотрев бывшее на этой станции телеграфное учреждение и пожаловав начальнику этого учреждения орден восходящей звезды серебряной 3-й степени, сели мы в запряженные кареты и поехали далее. Прибыв на станцию Карик, мы провели в ней около часа времени, а потом отправились в путь и в 4 часа пополудни прибыли в г. Владикавказ...

 

...18 Джемадиэл-сани, пожаловав генералу Кахапову и начальнику закавказской дороги действительному статскому советнику Фриде золотые ордена восходящей звезды 1-й степени и трем другим должностным лицам этого города таковые же ордена 2-й и 3-й степени, а одному серебряную звезду; в 11 часов утра простившись с ними, а также с городским головою и полицемейстером города, сели мы в вагоны, а в 12 часов пополудни выехали из Владикавказа и проехав без остановок станции: Беслан, Дарг-кох, Эльхотово, прибыли на ст. Бороково. Здесь пробыв минут 8, продолжали наше путешествие и пройдя не останавливаясь ст. Котляревскую прибыли на ст. Прохладную, где была назначена 20 минут остановка. На этой станции нам представился один военный генерал, которому по представлению полковника Путята и статского советника Федорова пожаловав золотой Бухарский орден 2-й степени, двинулись далее и пройдя без остановки еще три станции, по случаю наступившей ночи, расположились отдыхать и до следующего утра наслаждались покойным сном...

 

...в 8 часов вечера того же дня прибыл в город Ростов.

На вокзале этого города, мы были встречены и приветствованы губернатором, головою и полицемейстером, а равно шестью почетными мусульманами этого города. Побеседовав с ними и пожаловав начальнику поезда золотой орден восходящей звезды 2-й степени, мы простились с ними и в 10 часов ночи выехали из города. Дорога была хорошая и мы в вагонах наших спокойно и без приключений ехали до разсвета.

20 Джемадиэл-сани, утром мы прибыли на станцию Четку и пробыв 20 минут, поехали далее. В тот же день в 6 часов утра прибыли на ст. Лебян и после 10 минутной остановки продолжали наше путешествие, проехав станции: Чераковскую, Михайловскую, Суховарскую с остановками от 5 до 30 минут прибыли на станцию Лейскую. Здесь пробыли 10 минут и в промежуток этого времени, пожаловав одному железнодорожному чиновнику серебряную звезду 1-й степени продолжали наш путь. Затем проехав с небольшою остановкою станцию Ардил, мы прибыли на ст. Керазы и остановились на вокзале. В это время получили из Бухары телеграмму о благополучии наших владений и затем, пожаловав начальнику дороги орден восходящей звезды золотой 2-й степени, после захода солнца, отправились далее. Проехав станцию Козлов, с остановкою на ней около часа, поезд продолжал идти, а мы в вагонах наших до следующего утра предались покойному сну.

21 Джемадиэл-сани, на первой станции от Москвы встретили нас бухарские купцы: г.Ефзин, зять его Ша-Гази, Сеид-Мааруф, Муним бай, Ягья бай, Насреддин бай Джурабек, Лятиф Ходжа и другие, равно Бухарский еврей Мулла Маханов с 9 другими своими единоверцами, а также наши люди, посланные нами летом с подарочными вещами, а именно: Мирза Ша-Караул беки, Ибрагим Джи-бачи, Алим джом Мирза баши и Гаджи Толмач, которые поздравляя нас с приездом, благодарили Бога за дарованное нам благополучие. Затем пожаловав провожавшим нас железнодорожным чиновникам четыре ордена бухарской звезды, мы продолжали наше шествие и в 8 часов утра прибыли в г. Москву, древнюю столицу Русских Царей...

 

..Его Высочество Великий князь Сергей Александрович вместе с своим братом Великим князем Павлом Александровичем дружески встретили нас в первых комнатах дворца и затем пригласили нас в гостинную, куда вскоре после нас пожаловала супруга Его, Великая княгиня Елизавета Федоровна и, милостиво приветствовав нас, пригласила в столовую, где был приготовлен «дастур-хан» – угощение. За дастур-ханом мы сидели четверть часа и все это время вели самую приятную и дружескую беседу. Вставши из за стола отправились мы в гостинную и тут своеручно вручив Его Императорскому Высочеству, Сергею Александровичу бриллиантовый орден восходящей звезды, простились с Августейшими хозяевами. После этого мы отправились к генералу Костанде, а от него к Губернатору Москвы и генералу Столыпину, а затем вернулись в Кремль...

 

...в благодарность за наслаждение испытанное нами накануне в бане, пожаловали инженеру строителю ея орден восходящей звезды серебряной 3-й степени...

 

...25-го Джемадиэл-сани утром приняли г. Лесара, полковника Путята и других наших спутников. После этого мы пожаловали друзьям нашим генералу Костанде и генералу Столыпину алмазами украшенные ордена восходящей звезды, а генералу Кузнецову таковой же орден [25] золотой 1-й степени, равно пожаловали 55 орденов разных степеней другим лицам и 35 медалей золотых и серебряных нижним чинам и дворцовой прислуге....

 

...поехали к начальнику Главного Штаба, генералу Обручеву, с коим мы также подружились во время коронации и с того времени дружба наша продолжается самым сердечным образом. Побеседовав с старым другом и пожаловав ему в знак нашей признательности орден восходящей звезды осыпанный алмазами, отправились к помощнику его генералу Бердерлину, которого также наградив такою звездою украшенною алмазами...

 

...вошел к нам генерал Проценко и подполковник Васильев с двумя адъютантами генерала Обручева, которые поднесли нам Высочайше пожалованный орден Александра Невского, осыпанный бриллиантами. Рескрипт, при котором препровожден нам этот орден подписан собственною рукою Его Императорского Величества и в нем Его Величество изволил величать нас титулом Светлости. Такое внимание Великого Царя нас в высшей степени обрадовало и осчастливило, ибо оно послужило несомненным доказательством Великой милости и благорасположения к нам Его Величества и мы в пылу этой радостной минуты наградили присутствующих орденами: генерала Проценко алмазами украшенною звездою, подполковника Васильева и чиновника министерства иностранных дел Щелкунова золотыми 2-й степени, а адъютантов генерала Обручева – серебряными 1-й степени...

 

...Затем в 11 часов того же утра отправились к Великим Князьям Павлу и Алексею Александровичам. Побеседовав с Их Императорскими Высочествами некоторое время и поднеся им по звезде бриллантами осыпанной, простились с ними и отправились во дворец Великого Князя Лейхтенбергского, который принял нас радушно. Затем при прощании поднеся Его Высочеству и сыну Его по звезде бриллиантами и алмазами осыпанной, вернулись в зимний дворец. В тот же день в два часа пополудни, сделали визит Великому Князю Ольденбургскому и после непродолжительной беседы простились с Его Высочеством; причем пожаловали двум его сыновьям Бухарские алмазами украшенные ордена. Оттуда поехали во дворец Августейшего дяди Государя, Михаила Николаевича. Великий Князь принял нас благосклонно и когда начали прощаться, поднесли Его Высочеству бриллиантами осыпанный наш орден, а 4-м Его сыновьям присутствовавшим при нашем визите, также пожаловали Бухарские ордена осыпанные алмазами. Затем оттуда поехали с визитом к Великому Князю Константину Константиновичу, Его Высочество приветливо и дружески нас принял и когда стали уходить, поднесли Ему и двум его сыновьям наши ордена бриллиантами и алмазами украшенные...

 

...Затем в тот же день мы пожаловали поручику Белову, доктору Казанскому и мутереджиму Земан-беку орден Бухарской звезды золотой 2-й степени...

 

...В два часа пополудни отправились мы во дворец Его Имперторского Высочества Великого Князя Павла Александровича. Его Высочество был к нам очень приветлив и при прощании удостоил принять поднесенный нами орден Бухарской звезды, украшенной бриллиантами...

 

...10-го Реджеба, в пятницу, приняли двух французских корреспондентов, которых наградили серебряными звездами 2-й степени, а затем приняли генерала Проценко... 

 


Оцените заметку

Средняя оценка (11)

тэги: аукционы, ордена